Воронежскому холдингу «Мебель Черноземья» без поставщиков с Украины приходится туго

стул-1

Проект нового деревообрабатывающего завода с безотходной технологией переработки представил в правительстве Воронежской области руководитель компании «Мебель Черноземья» Николай Послухаев. Строительство производственного комплекса предполагается завершить через пять лет. Это поможет решить проблему частичного замещения импортного сырья и создать новую промзону в регионе.

— Николай Иванович, никто из местных инвесторов не рискнул заявляться с инвестиционными проектами в сфере обрабатывающих производств в разгаре кризиса. Вы, с одной стороны, закрываете некоторые структурные подразделения холдинга, с другой – затеваете крупнейший инвестпроект.

— Мы действительно закрываем самые удалённые структуры – в Новосибирске, Барнауле, Иркутске. Невыгодно стало возить мебель в те края, где под боком – Китай. Да ещё по нашим дорогам! Но кризис, по сути, только ускорил давно назревавшее решение. С учётом накопленного опыта, нынешние трудности могли бы преодолеть с минимальными потерями. Но вмешался фактор, о котором мы ещё два года назад не могли даже подозревать. Украина с её лесным Прикарпатьем на протяжении десятилетий была исправным поставщиком шпона, деревянных заготовок и стульев для воронежских мебельных предприятий. Но поставки оттуда практически прекратились. Альтернативный импорт из Канады мы пробуем наладить, но уже видим: это проблемы кардинально тоже не решает – слишком дорог перевоз. Хуже того, в условиях создавшегося дефицита власти соседних регионов начинают закрывать сырьевую базу от сторонних покупателей – как в памятные 90-е. Потому что им в первую очередь надо загрузить собственные мебельные предприятия, выросшие перед самым кризисом.

— Выхода, получается, просто нет?

— Выход в нашей стране всегда есть: это сесть и ничего не делать. А если серьёзно, наша, региональная сырьевая база – она же никуда не делась. Раньше был Теллермановский лесхоз, который поставлял местному мебельному комбинату сырьё, его цех — отгружал на мебельные предприятия 200 тысяч квадратных метров шпона. Обеспечивались все предприятия Черноземья. Сегодняшний бизнес-план нашего проекта учитывает ресурсы и Теллермановского и Бутурлиновского лесхозов – их более, чем достаточно для обеспечения сырьём всех мебельщиков региона.

В бизнес-плане предлагается более основательный подход. Аренда Теллермановского и Бутурлиновского лесхозов на 49 лет с тем, чтобы гарантированно обеспечивать нужды «Мебели Черноземья», «Сомовской мебели» и всех предприятий Черноземья в самых дефицитных комплектующих. Тогда ресурс не будет «раздербаниваться» на паркетные дощечки для Италии и дуб для Москвы, тогда как менее ценные породы остаются гнить на делянках.

Наш козырь – комплексная углубленная переработка древесины. По бизнес-плану на новом предприятии будут производить шпон толщиной от 0,1 до 10 мм — строганый, пиленый и срощенный, паркет, погонажные изделия, а также корпусную, мягкую и решётчатую мебель (по-простому, стулья) из древесины лиственных пород.

— Стулья – что, тоже у нас в дефиците?

— Стульевое производство тоже было во Львове. Мы оттуда получали «черновой», некрашеный стул по приемлемой цене. Сейчас, когда украинцы «вышли из игры», деревообработчики Мордовии стали практически российскими монополистами – и взвинтили цены чуть ли не до итальянского уровня. Но мы можем сами делать такую же «решётчатую мебель», лучше и дешевле. Мы можем изготовлять паркет, который – не хуже итальянского. А заготовки, которые останутся от итальянского паркета, можем пустить на «индонезийский» паркет — там используются маломерные заготовки, чтобы ни дециметра ценного дерева не пропадало.

В наших интересах использовать сырьё на 100%. Малоценные породы можно перерабатывать на древесно-столярную плиту, мебельный щит, срощенный… Если мягкие элементы срастим, — это всё равно будут детали из натуральной древесины. На переднюю ножку стула пойдет один, на заднюю ножку – другой тип древесины. Санитарная рубка тоже даст сырьё при таком подходе…

(по материалу сайта «Время Воронежа»).