Многодетные харьковчане переехали в Воронеж от принудительного призыва в украинскую армию

укр.беж_1

Отец семейства опасался, что его насильно разлучат с родными.
Харьковчане, сбежавшие от украинского хаоса, обосновались в одном из поселков Новоусманского района.
В общей сложности в ветхой избушке сейчас ютятся 11 человек: пятеро взрослых и шестеро детей.

– Этот дом, точнее половина дома, досталась моей маме по наследству от деда. И я, и она родились здесь, на воронежской земле, но еще до развала СССР переехали в Харьков. Домишко стоял пустой, и мы даже подумать не могли, что придет время и мы всей толпой переберемся в него жить, – рассказывает 35-летняя харьковчанка Наталья. – Сначала мама с семьей сестры сюда вернулась, потом мы с мужем и детьми приехали, а недавно к нам присоединилась свекровь с десятилетней дочкой.

Единственное, о чем просят харьковчане – не фотографировать лица взрослых членов семьи. Они боятся. Женщин еще можно со спины, а вот Игорь нигде не должен засветиться. Он молодой, крепкий мужчина, такой, каких сейчас по всей Украине набирают в нацгвардию.

– Сейчас на Украине всех парней и мужчин среднего возраста в армию прямо на улице в армию «забривают». У меня знакомые харьковчане работали в Москве на стройке, приехали домой помочь родителям с огородом и их прямо на вокзале забрали. Я еще в феврале начала всем своим говорить, что надо уезжать с Украины и предчувствие не подвело. Старшему сыну удалось границу пересечь, когда еще мужчин свободно из страны выпускали, а вот средний не успел и сейчас со своей семьей прячется на съемной квартире. Если бы они жили в своем доме, за ним бы уже давно пришли. Спасает его только то, что он программист и удаленно работает на одну российскую компанию, –объясняет свекровь Натальи Елена.

укр.беженцы

Елена с десятилетней дочкой приехала в Воронежскую область две недели назад. Говорит, сначала хотели дотерпеть до конца учебного года, но когда по стране пошли разговоры, что в скором времени власти могут вообще запретить выезд из страны, женщина наскоро собрала сумку и в тот же день отправилась с дочерью на вокзал. Купили билеты на автобус «Харьков-Белгород». Водители честно предупредили, что нас могут и не выпустить из страны. Но мы все равно поехали. На границе в автобус зашли пограничники, тыкнули в меня автоматом, сказали, чтобы я вместе с ними вышла из автобуса. Страшнее всего в тот момент было за дочку. Представьте, каково десятилетнему ребенку видеть, как ее мать уводят в непонятном направлении люди с оружием. Она три часа просидела в автобусе одна, пока со мной пограничники разговаривали, – вспоминает Елена.

За те три часа Елену провели по трем «инстанциям» и везде женщине пытались доказать, что в ее документах содержатся ошибки, и ей необходимо срочно вернуться в Харьков. В итоге, дойдя до одного из самых главных пограничников, Елена узнала, что ей нужно сделать, чтобы оказаться в России.

– Мне сказали выйти на улицу и освежить мозги. Намек был сверхпрозрачный. Я достала из кошелька пятитысячную купюру и сунула ему в карман. Только после этого нам разрешили выехать из Украины, –говорит Елена. – Кроме среднего сына в Харькове у нас остался наш папа. Он активист движения Юго-Востока, ходит на все митинги. А в Краматорске воюет в ополчении наш дядька. Частенько с ним списываемся. Рассказывает, что каждый день у них там людей убивают. Ситуация в Харькове отличается от того, что происходит на Донецкой земле.

– Наш Харьков сейчас поровну разделился на тех, кто хочет присоединения к России и тех, кто хочет жить в единой Украине. Мои знакомые, которых я много лет знаю, называют нас «колорадами», и говорят, что всех москалей нужно убивать, чтобы мы их украинскую землю не топтали. Наверное, и меня тоже, раз я родилась в Саратовской области.

По словам Елены, идеологическую обработку на Украине сейчас активно внедряют даже в детских садах и школах. На уроках ученикам доказывают, что русские – это захватчики, которые покушаются на большую неделимую страну.
– Знаете, как там мозги промывают! Внучка из садика приходит и везде дома украинский флаг рисует и постоянно повторяет «Україна єдина!». А дети они как губки – впитывают все, что им говорят, даже страшно за них.

Сейчас главная забота семьи – временная регистрация. Без нее нельзя подать документы на временное проживание, оформить гражданство и вступить в программу по переселению соотечественников в Россию. Но желающих зарегистрировать в своем доме чужую семью из семи человек найти очень сложно, практически невозможно, уверена Елена. А еще очень нужна работа. Сын Елены недавно устроился на заправку. Зарплата всего 10 тысяч рублей, а выплатят ее только через месяц.

– Пока как-то выкручиваемся. Я ищу подработку в интернете – то окна помою, то уборку после ремонта. Не знаю, как мы дальше будем жить. Но обратно дороги для нас сейчас нет – это точно! С большим волнением ждем выборов в нашей стране, хотя, вероятно, они ничего не решат. Прогнозы давать не беремся, но что-то нам подсказывает, что не будет больше той Украины, которая была еще несколько лет назад. И это очень грустно…

исходная статья РИА Воронеж